Каждый христианин должен стать святым.
Слово в четверг 5-й седмицы Великого поста,
после литургии Преждеосвященных Даров

28.03/10.04.2003

Как бы глубоко мы ни пали в грехи, мы не должны иметь своей целью что-то кроме святости и обожения. В догматическом смысле все христиане, которые спасаются, — святые. В Царствии Небесном нет места для не стяжавших Духа Святого «просто хороших людей». Каждый на том свете получает то, что стяжал на этом. В обожении открывается бесконечность.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Сегодня мы совершили дополнительную литургию Преждеосвященных Даров, ради «Стояния Марии Египетской», положенного в этот день по церковному уставу. Совершая чин, который в народе называется «Стояние Марии Египетской», Церковь указывает, конечно, прежде всего (и об этом все знают) на то, что как бы глубоко мы ни пали во всевозможные грехи, все равно для нас есть покаяние, и выход к Царствию Небесному есть для каждого человека. Это, конечно, правильно, но кроме этого есть и другой смысл, который также раскрывает нам и житие Марии Египетской, и еще более ясно об этом говорит Великий покаянный канон святого Андрея Критского. А смысл этот вот какой. Если мы видим, что мы глубоко пали в грехи или, если мы даже и не видим той глубины, в которую мы впали, но по крайней мере, мы видим, что мы весьма далеко отстоим от Бога, это не означает, что в качестве своей цели мы должны брать что-нибудь такое «реалистичное», что называется, то, о чем мы более-менее представляем себе, как этого достигнуть, но что не является святостью и, таким образом, не является обожением, а таким образом, не является спасением. Категорически нет. И вот, в некоторых тропарях Великого канона автор, обращаясь к своей душе, говорит: вот, смотри, какая ты низко падшая, но посмотри на примеры святых и стяжи деяние и зрение (или видение), и тогда и ты можешь нечто великое совершить.

Вот так и мы должны понимать, что как бы мы далеко ни отстояли от Бога, это не означает, что нашей целью может быть что-то, кроме святости. Потому что если мы истинно покаемся, то мы придем к настоящему обожению, к настоящей святости, а если мы не покаемся, то мы, конечно, к этому не придем, но тогда мы вообще и в Царствие Небесное не попадем. И в этом смысле абсолютно все христиане призваны к святости, поэтому и говорится перед Причастием: «Святая святым» (или, как на сегодняшней литургии, «Преждеосвященная Святая святым»). Поэтому вообще все христиане называются святыми. Конечно, кто-то из них на земле просиял более других, и в этом смысле мы говорим об исключительной святости некоторых людей из числа спасшихся, а про других мы хотя и не говорим, что они святые, но уверены, что они тоже спаслись. Но в настоящем догматическом смысле слова святыми являются все-таки все, кто спасается. Все остальные просто не спасаются. И глубокой ошибкой было бы думать, что в Царствии Небесном есть какое-то такое место, куда отправляются те, кто не стяжал Духа Святого, но был хорошим человеком. Может быть, конечно, такие люди есть, но в Царствие Небесное они просто не могут попасть, потому что Царствие Небесное на том свете получает только тот, кто получил его уже на этом; а если здесь его не получил, то и там это затруднительно. Хотя, конечно, у Бога могут быть об отдельных людях какие-то Свои суды, которых мы не знаем, но вот по правилам, которые Он же нам и открыл через Священное Писание и через всех святых отцов, получается именно так — что только стяжавшие Духа Святого в жизни сей пребудут в Духе Святом в жизни будущей. Потому что на самом деле жизнь у нас одна, а не две — земная и загробная, — просто за гробом все станет ясно: или мы будем окружены адским огнем, поскольку мир, который действует на нас, как наркоз, перестанет действовать, и нас будет опалять адский огонь, в который мы сами себя поместили еще в жизни сей через свои страсти; или, если мы окажемся в Царствии Небесном, еще на земле стяжав Духа Святого, то тогда вокруг нас будет Царство Небесное. Потому что Царство Небесное бесконечно, и как объясняют святые отцы, особенно святой Максим Исповедник, это означает, что оно содержит в себе бесконечность. Почему получается, что святые в Царствии Небесном оказываются в разной славе, как о том говорит апостол Павел? Потому что, принимая в себя Святого Духа, человек принимает в себя бесконечность, и поэтому хотя с одной, земной, стороны, он завершил после смерти свое стремление к Богу, но с другой стороны, бесконечность оказывается началом чего-то нового, что нельзя правильно назвать ни движением, ни покоем, — потому что эти слова только отчасти подходят для характеристики того, что начинает происходить с человеком в обожении, а полностью ни одно человеческое слово и понятие этого выразить не в состоянии, потому что это действительно жизнь в Боге, которая сокровенна и только живущим в Боге может быть открыта.

Господь да подаст нам подвизаться вместе с теми святыми, которые каялись, вместе с ними каяться, — а это значит не просто сожалеть о своих грехах, не просто исправляться, перестав совершать грубые грехи (потому что мы знаем, что многие люди их не совершают, а все равно попадают в ад), а стараться именно стяжать Духа Святаго, который должен вселиться в нас на место, освобожденное покаянием, и наследовать Царствие Небесное. Аминь.

Проповеди за 2003 год
Обсудить можно здесь
На главную страницу

купить любые семена и в Перми
Hosted by uCoz